Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,431

ПРОВОСУБЪЕКТНОСТЬ КАК ПРАВОВАЯ КОНСТРУКЦИЯ

Решетников О.М. 1
1 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова
1. Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. С 141.
2. Керимов Д.А. Проблемы общей теории права. НОУ «Современный гуманитарный институт. М., 2000, с. 33).
3. Е.В. Резников. Социально-правовое развитие и правовой статус политических партий в России: автореферат Дис… канд. юрид. наук: 12.00.01/Е. В. Резников. - Волгоград: ВА МВД России, 2004. с. 12-13.
4. Р. О. Халфина. Общее учение о правоотношении – М: Юридическая литература, 1974, с. 115

Чтобы стать участником правоотношения, политическая партия должна обладать правосубъектностью - способностью иметь юридические права и обязанности и реализовать их в конкретных правоотношениях.

Как уже отмечалось, в теории права существует несколько позиций в определении понятия правосубъектности. Каждое из них по-своему обосновано и аргументировано. Мы считаем целесообразным применительно к коллективным субъектам права, в том числе и политическим партиям, рассматривать правосубъектность, как признанное законом особое юридическое свойство (качество) субъектов права дающее им возможность участвовать в различных правоотношениях с другими лицами и организациями, реализуя свой правовой статус. В этом смысле правосубъектность включает в себя правоспособность, дееспособность и правовой статус субъекта права.

В правовой науке имеется достаточно обоснованная точка зрения, состоящая в том, что правосубъектность может рассматриваться как своего рода субъективное юридическое право - «право на право», существующее в рамках так называемых общих (общерегулятивных) правоотношений по линии норм государственного права. Действительно, общая с субъективным правом природа правосубъектности здесь налицо - правосубъектность также представляет собой определенную юридическую возможность. Причем реально влияющую, можно сказать, оказывающую регулятивное воздействие на поведение субъектов права. Общей предпосылкой правосубъектности любого участника правоотношения является внешняя обособленность, персонификация (способность выступать во вне в виде единого лица) и способность вырабатывать, выражать и осуществлять персонифицированную волю. Законодательство может связывать возможность участия политической партии в правоотношении с различными качествами. В отношении разнообразных коллективных субъектов, к числу которых относятся и политические партии, в связи с неоднородностью и разнообразием их общественных отношении, предложить какую-либо общую классификацию этих качеств можно только в самых общих чертах.

Следует подчеркнуть, что «способность участвовать в правоотношении» понимается не как особое свойство лица, а как оценка этих свойств нормами законодательства, в силу которой поведение лица подлежит юридической регламентации. Правосубъектность недопустимо рассматривать «как особое субъективное право, входящее в состав общих правоотношений», субъективное право «в плоскости государственно-правового регулирования». Далеко не каждой даже отраслевой правосубъектности соответствуют определенные конституционное право или обязанность, Например, конституционной обязанности соблюдать российские законы - уголовная или административная деликтоспособность. Правосубъектности лица не корреспондирует ничья другая правосубъектность, что необходимо иметь в виду, если рассматривать ее как право или обязанность. И уж совершенно неприемлемо такое понимание применительно к правосубъектности организаций, к числу которых относится политическая партия. Вряд ли оправданно рассматривать в рамках правосубъектности также понятие «правовой статус». Правовое положение лица фиксируется путем наделения его не отраслевой правосубъектностью10, а конкретными правами и обязанностями.

Эта же мысль высказывается еще одним известными исследователем в области теории права Д.А. Керимовым. Он пишет: «Конкретность правоотношения отличает его от правового статуса того или иного лица и других правовых явлений (правовое положение лица в обществе, его отношения с другими гражданами, государством, общественными организациями). В этой связи следует различать понятия «субъект правоотношения и правоспособность. Последнее понятие шире первого, оно выражает соответствующий правовой статус лица, в том числе и в случаях, когда это лицо не является участником конкретного правоотношения»11. В этом смысле правомерно критически оценивать выводы Ю. Н. Резникова о том, что правосубъектность также выступает самостоятельным элементом правового статуса и в единстве с общими (основными) правами и обязанностями охватывается его понятием. В то время как у Р.О. Халфиной участник правоотношения - более узкое понятие, чем субъект права, которое даст возможность охарактеризовать определенную сторону реального бытия субъекта права и кроме наличия правового статуса, в качестве субъекта права для участия в правоотношении требуется и ряд дополнительных условий, связанных с характером данного вида общественных отношений Отличительная особенность субъектов правоотношений в том, что они выступают как формально равноправные и свободные лица, способные к самоопределению, а собственно правосубъектность понимается как формальные начала равенства и свободы, принцип автономии личности.

Отличительная особенность субъектов правоотношений в том, что они выступают как формально равноправные и свободные лица, способные к самоопределению, а собственно правосубъектность понимается как формальные начала равенства и свободы, принцип автономии личности.

Правосубъектность представляет собой, как уже указывалось выше, общественно-юридическое свойство лиц, набор определенных качеств лица, при наличии которых его поведение в данном отношении становится небезразличным праву (законодательству). Она имеет две стороны - общественную и юридическую. Общественная сторона правосубъектности выражается в том, что признаки субъектов права законодатель не может избирать произвольно - они диктуются самой жизнью, потребностями и закономерностями общественного развития. Наличие этих потребностей и закономерностей в определении места политических партий, как в политической системе общества, так и в ряду субъектов права, подчеркивалось неоднократно.

Юридическая сторона правосубъектности состоит в том, что признаки субъектов права обязательно должны быть закреплены в юридических нормах. К источникам, содержащим такого рода правовые нормы, определяющие правосубъектность политических партий, можно отнести международные договоры и иные международные документы, имеющие силу на территории России; Конституцию Российской Федерации; федеральные конституционные законы; федеральные законы; нормативные правовые акты (в т. ч. законы) субъектов РФ; Указы Президента РФ; постановления Правительства РФ; нормативные правовые акты органов исполнительной власти; корпоративные (локальные) нормативные акты общественных объединений; договоры; акты судебной власти.


Библиографическая ссылка

Решетников О.М. ПРОВОСУБЪЕКТНОСТЬ КАК ПРАВОВАЯ КОНСТРУКЦИЯ // Международный журнал экспериментального образования. – 2016. – № 12-2. – С. 241-243;
URL: http://www.expeducation.ru/ru/article/view?id=10943 (дата обращения: 13.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074