Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,757

ФАКТОРЫ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ

Олейников А.А. 1
1 Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет
1. Конкурентоспособность России в глобальной экономике. – М.: Междунар. отношения, 2003. – С. 21.
2. Николаев А.Б. Финансовый капитал и инвестиционный процесс // Экономическая теория на пороге XXI века – 4: Финансовая экономика / под ред. Ю.М. Осипова, В.Г. Белолипецкого, Е.С. Зотовой. – М.: Юристь, 2001.
3. Сенчагов В.К. Экономическая безопасность как основа обеспечения национальной безопасности // Вопросы экономики. − 2001. ‒ № 8. – С. 65−66.
4. Рассадин В.Н. Оборонно-промышленный комплекс. Генезис конверсии. − М.: Макс Пресс. 2002. − С. 118.
5. Олейников А.А. Вопросы единства цивилизационных ценностей и принципов жизнедеятельности с организационными принципами управления экономикой и бизнесом России как русской Евразии (К вопросу о причинах и путях выхода из системного кризиса) // Вопросы воспроизводства России в XXI веке: диалекта регулируемого развития (к 80-летию выхода в свет книги Дж.М. Куйнса «Общая теория занятости, проыцента и денег»: тезисы, сборник трудов / под ред. Р.М. Нуреева, М.Л. Альпидовской. – М.: Финансовый университет, 2015. – 2242 с. (электронное издание на компакт-диске).

Анализируя ранги конкурентоспособности (КСП) 59 стран по главным факторам КСП, следует в первую очередь отметить, что по таким факторам, как «Государство» и «Институты» Россия, по оценке МЭФ, занимала в 1999 г. последнее, 59-е место, по факторам «Финансы», «Инфраструктура», «Управление» – предпоследнее, 58-е место, по «Открытости» – 56-е, «Технологии» – 55-е и по фактору «Труд» – 25-е место [1, с. 21].

Однако главный парадокс современной политики, направленной на повышение макроконкурентоспособности, заключается в том, что она ведется методами, в принципе исключающими достижение поставленной цели, а именно: стремление повысить конкурентоспособность на национальном уровне либерально-рыночными средствами одновременно ведет к подрыву экономической и национальной безопасности в целом.

Этот тезис подтверждается анализом структуры, например, российского импорта и экспорта, а также итогов приватизации. В целом доля иностранного импорта предметов потребления продуктов питания, а также продуктов промышленного ширпотреба в некоторых регионах приблизилась к 50–70 % товарооборота [2, с. 159].

Условия открытой рыночной экономики подрывают саму способность государства и общества к выживания, его живучесть. Очевидно, что этот уровень будет тем выше, чем выше степень защищенности национального хозяйства и его рынка от иностранной конкуренции. Данные сравнительного анализа, проведенного учеными за 1985–1986 гг. по Японии, США, Англии, ФРГ, Франции и СССР, подтверждают этот тезис.

Результаты анализа были представлены в виде таблицы компонентов показателя и индекса «национальной силы» государства в процентах. Показатель одной из стран принимался за 100 %. В соответствии с выводами ученых, способность к выживанию СССР была самой высокой в группе указанных стран и составила 119 %, что было выше, чем у США (100 %), и более чем в два раза выше аналогичных показателей других стран. «Национальная сила» и способность к выживанию оценивались по таким критериям, как географические условия, численность населения, природные ресурсы, экономическая мощь, оборонительные силы, национальная мораль, дипломатия и сотрудничество в области обороны [3, с. 65–66].

Для проведения новой индустриализации посредством модернизации действующих производств и восстановления уничтоженных отраслей Россия располагает рядом неоспоримых конкурентных преимуществ и достаточно весомыми финансовыми и прочимыми ресурсами для реализации поставленных задач.

Во-первых, в России сохранилось высокое качество рабочей силы.

Во-вторых, Россия отстает от развитых стран на два поколения техники. Но она способна перейти к освоению производства техники пятого и шестого технологических укладов в своей «нише», сконцентрировав ресурсы на трансферте современных технологий, имеющих место в оборонном комплексе и космической промышленности в гражданское машиностроение.

В-третьих, Россия располагает разнообразными природными ресурсами, необходим лишь контроль государства за их рациональным использованием, а также справедливое распределение природной ренты, что, бесспорно, позволит добиться устойчивых темпов роста ВВП не за счет экспорта нефти, а за счет внутренних источников.

В-четвертых, в России есть и необходимые для инновационного прорыва финансовые ресурсы, которые не используются в реальной экономике, а изымаются через стабилизационный фонд и золотовалютные резервы. Кроме этого, сбережения населения, по оценке экспертов, составляют до 100 млрд долл.

В-пятых, государство может остановить незаконный вывоз, капитала из страны – с помощью более жесткого валютного регулирования и контроля, а также мотивации инвестирования частного капитала в российскую экономику, а это еще, как минимум, от 50 до 100 млрд долларов.

В-шестых, Россия осуществляет ежегодное инновационное инвестирование в основной капитал в размере не более 10 % общего объема промышленных инвестиций [4, с. 118]. Хотя, очевидно, что эта доля должна быть, как минимум, на уровне 50 %.

К этому можно лишь добавить, что задача «преодолеть узковедомственные подходы» должна быть сегодня поставлена гораздо шире поставленных задач имортозамещения и проведения новой индустриализации. Речь должна идти –

1) о возрождении отраслевого метода управления;

2) о народнохозяйственном подходе;

3) об интегративности национального хозяйства и его превращении в ассоциацию производительных сил страны [5].

Сделаем краткие выводы:

1. Концепцию национальной конкурентоспособности в современной рыночной системе нельзя определить только лишь «как способность национальной экономики производить и потреблять товары и услуги в условиях конкурентной борьбы с товарами и услугами, производимыми в других странах». Сами по себе ни положительный баланс внешней торговли, ни позитивный платежный баланс, ни рост золотовалютных резервов, – не могут являться абсолютно достаточными критериями конкурентоспособности, т.к. при этом не учитывается степень живучести всего национального хозяйства, а также не принимается в расчет общенациональная стратегия, нацеленная не на соответствие международным «лукавым» и двойным стандартам, а на обеспечение качества жизни нации и воспроизводство всего общества.

2. В этом контексте следует ещё раз указать на невозможность повысить национальную конкурентоспособность любой постсоветской республики, понимая под этим т.н. «переход к конкурентной рыночной среде». Национальная конкурентоспособность далеко не равнозначна рыночной конкурентоспособности.

3. Главным условием достижения основных задач макроэкономической политики является метавоспроизводство как воспроизводство всего общества и его национального хозяйства в целом. Экономические теории теряют свой смысл и перестают быть теориями общественного развития, если они оказываются неспособными выразить в теоретическом виде насущные потребности людей, а также общенациональные интересы и показать конкретный механизм из реализации.

4. Национально-экономическое развитие осуществляется прежде всего на основе постоянного процесса воспроизводства фундаментальных ценностей данной локальной цивилизации, ядром которой является данная нация и данный системообразующий народ.


Библиографическая ссылка

Олейников А.А. ФАКТОРЫ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ // Международный журнал экспериментального образования. – 2016. – № 6-1. – С. 72-73;
URL: http://www.expeducation.ru/ru/article/view?id=10125 (дата обращения: 16.06.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074