Научный журнал
Международный журнал экспериментального образования

ISSN 2618–7159
ИФ РИНЦ = 0,757

ПАРТИИ В ПРАВООТНОШЕНИЯХ

Решетников О.М. 1
1 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова
1. Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. c. 139.
2. Решетников О.М. Юридическое лицо политической партии: Сборник научных трудов. М.: Компания Спутник+, 2006, с. 18.
3. Решетников О.М. Субъект права в российском законодательстве//Актуальные проблемы современной науки. 2014. № 6 (79). с. 70.
4. Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. С. 141.
5. Керимов Д.А. Проблемы общей теории права. НОУ «Современный гуманитарный институт». М., 2000, с. 33.
6. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. – М: Юридическая литература, 1974, с. 115.
7. Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М., 1980, с. 36.
8. Решетников О.М. Субъект в юридической науке // Актуальные проблемы современной науки. 2014. № 4 (78). С. 60.
9. Баяхчева С. П. и С.И. Илларионов. Идеология гражданского общества. – М.: ООО «РИЦ «ПрофЭко», 2006. – 432 c., с. 189.
10. Резников Е.В. К вопросу о правах граждан на политические объединения в современной России. «7 межвузовская конференция студентов и молодых ученых г. Волгограда и Волгоградской области». Тезисы докладов, Права человека, ВА МВД России, Выпуск 2, Волгоград 2003, стр. 22.
11. Решетников О.М. Юридическое лицо политической партии: Сборник научных трудов. М.: Компания Спутник+, 2006, с. 31.

Lex aequitate gaudet; appetit perfectum; est norma recti –
право наслаждается справедливостью, стремится к совершенству, и есть господство правого

В теории права существует несколько позиций в определении понятия правосубъектности. Каждое из них по-своему обосновано и аргументировано. Целесообразно применительно к коллективным субъектам права, в том числе и политическим партиям, рассматривать правосубъектность, как признанное законом особое юридическое свойство (качество) субъектов права, дающее им возможность участвовать в различных правоотношениях с другими лицами и организациями, реализуя свой правовой статус. В этом смысле правосубъектность включает в себя правоспособность, дееспособность и правовой статус субъекта права.

Общей предпосылкой правосубъектности политической партии, как участника правоотношения, является внешняя обособленность, персонификация (способность выступать во вне в виде единого лица) и способность вырабатывать, выражать и осуществлять персонифицированную волю [1]. Законодательство может связывать возможность участия политических партий в правоотношении с различными качествами. В отношении разнообразных коллективных субъектов, к числу которых они относятся, в связи с неоднородностью и разнообразием их общественных отношении, предложить какую-либо общую классификацию этих качеств можно только в самых общих чертах.

Следует подчеркнуть, что «способность участвовать в правоотношении» понимается не как особое свойство лица, а как оценка этих свойств нормами законодательства, в силу которой поведение лица подлежит юридической регламентации. Правосубъектность недопустимо рассматривать «как особое субъективное право, входящее в состав общих правоотношений», субъективное право «в плоскости государственно-правового регулирования» [2]. Далеко не каждой даже отраслевой правосубъектности соответствуют определенные конституционное право или обязанность, например, конституционной обязанности соблюдать российские законы – уголовная или административная деликтоспособность. Правосубъектности лица не корреспондирует ничья другая правосубъектность, что необходимо иметь в виду, если рассматривать ее как право или обязанность. И уж совершенно неприемлемо такое понимание применительно к правосубъектности организаций, к числу которых относится политическая партия. Вряд ли оправданно рассматривать в рамках правосубъектности также понятие «правовой статус» [3]. Правовое положение лица фиксируется путем наделения его не отраслевой правосубъектностью, а конкретными правами и обязанностями [4]. Эта же мысль высказывается еще одним известными исследователем в области теории права Д.А. Керимовым. Он пишет: «Конкретность правоотношения отличает его от правового статуса того или иного лица и других правовых явлений (правовое положение лица в обществе, его отношения с другими гражданами, государством, общественными организациями). В этой связи следует различать понятия «субъект правоотношения и правоспособность. Последнее понятие шире первого, оно выражает соответствующий правовой статус лица, в том числе и в случаях, когда это лицо не является участником конкретного правоотношения» [5]. В этом смысле нельзя говорить о том, что правосубъектность политических партий также выступает самостоятельным элементом правового статуса и в единстве с общими (основными) правами и обязанностями охватывается его понятием. У Р.О. Халфиной участник правоотношения – более узкое понятие, чем субъект права, которое даст возможность охарактеризовать определенную сторону реального бытия субъекта права и кроме наличия правового статуса, в качестве субъекта права для участия в правоотношении требуется и ряд дополнительных условий, связанных с характером данного вида общественных отношений [6]. Отличительная особенность политических партий, как субъектов правоотношений, в том, что они выступают как формально равноправные и свободные лица, способные к самоопределению, а собственно правосубъектность понимается как формальные начала равенства и свободы, принцип автономии личности [7]. Правосубъектность политической партии представляет собой, как уже указывалось выше, общественно-юридическое свойство лиц, набор определенных качеств лица, при наличии которых его поведение в данном отношении становится небезразличным праву (законодательству). Она имеет две стороны – общественную и юридическую. Общественная сторона правосубъектности политической партии выражается в том, что признаки субъектов права законодатель не может избирать произвольно – они диктуются самой жизнью, потребностями и закономерностями общественного развития [8]. Наличие этих потребностей и закономерностей в определениии места политических партий, как в политической системе общества, так и в ряду субъектов права, подчеркивалось неоднократно. «Поэтому важным этапом развития политической сферы российского общества, является формирование реально, не по указке государства функционирующей системы политических партий и других общественных объединений, примыкающих к партиям, либо самостоятельно стремящихся к воплощению собственных конституционно допустимых целей и задач». С.П. Баяхчева и С.И. Илларионов подчеркивая роль политических партий в формировании структуры гражданского общества отмечают, что «им принадлежит роль связующего звена между гражданским обществом и государством» и они «остаются важным элементом гражданского общества» [9]. Та же мысль проводится Е.В. Резниковым [10]. В Российской Федерации, как и в других демократических государствах, политические партии признают необходимым институтом для функционирования всего государственного механизма [11]. Юридическая же сторона правосубъектности политической партии состоит в том, что признаки субъектов права обязательно должны быть закреплены в юридических нормах.

К источникам, содержащим такого рода правовые нормы, определяющие правосубъектность политических партий, можно отнести международные договоры и иные международные документы, имеющие силу на территории России; Конституцию Российской Федерации; федеральные конституционные законы; федеральные законы; нормативные правовые акты (в т.ч. законы) субъектов РФ; Указы Президента РФ; постановления Правительства РФ; нормативные правовые акты органов исполнительной власти; корпоративные (локальные) нормативные акты общественных объединений; договоры; акты судебной власти.

Признание субъектом права и определение его статуса осуществляются национальным законодательством, но эти действия не могут быть произвольными, ибо они ориентированы на общественные отношения, имеющие для государства существенное значение и поэтому нуждаются в правовом регулировании. При этом пределы этого регулирования определяются с учетом социального назначения и природы субъекта права.


Библиографическая ссылка

Решетников О.М. ПАРТИИ В ПРАВООТНОШЕНИЯХ // Международный журнал экспериментального образования. – 2016. – № 8. – С. 78-80;
URL: http://www.expeducation.ru/ru/article/view?id=10359 (дата обращения: 15.06.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074